• tsokmntiger

Удэгейцы Приморского края и их традиционное хозяйство в контексте культурно-исторического наследия.

Справка о КМНС Приморского края


С О Д Е Р Ж А Н И Е:

  1. Расселение и численность аборигенов Приморья.

  2. Российское законодательство об аборигенах Российской Федерации.

  3. Основной традиционный вид хозяйственной деятельности КМНС Приморского края – добыча водных биологических ресурсов.

  4. Охота и охотничье хозяйство КМНС Приморского края.

  5. Деятельность национальных парков «Зов тигра», «Удэгейская легенда» и «Бикин» и их роль в развитии и сохранении традиционной культуры КМНС Приморского края.

  6. Бытовые, социальные и хозяйственные проблемы аборигенов края.

  7. Вместо заключения – общие итоги социально-экономического и культурного развития КМНС Приморского края.


1. Расселение и численность аборигенов Приморья.


В Приморском крае коренные малочисленные народы Севера (далее – КМНС) проживают в пяти районах: в Красноармейском районе в пос. Островном, Дальнем Куте, Рощино, Богуславце, Вострецово и Новопокровка проживают иманские удэгейцы; в Ольгинском районе в с. Михайловка живут тазы и гольды (нанайцы); в Лазовском районе в пос. Лазо и Приображение живут тазы и гольды[1]; в Тернейском районе в с. Агзу обитают самаргинские удэгейцы; в Пожарском районе в селениях Красный Яр, Олон и др. проживают бикинские удэгейцы и этнографическая группа нанайцев.

Для 4-х названных этносов, – гольдов, нанайцев, удэгейцев и тазов, Приморский край является исторической родиной. Общая численность КМНС края, исходя из данных Всероссийской переписи населения, в 2010 году составляла 1429 человек.

Из общей численности КМНС Приморья 45,8 % составляют мужчины и 54,2 % – женщины. В трудоспособном возрасте находится 63,0 % аборигенных этносов. На долю сельского населения приходится 75,7 % от общей численности КМНС края.


2. Российское законодательство об аборигенах Российской Федерации


Основной задачей государства, начиная с 1999 года, была выработка законодательных мер, направленных на сохранение традиционного образа жизни, исконной среды обитания и самобытной культуры КМНС России. За 1999–2001 годы в Российской Федерации было обнародовано три крупнейших специальных Федеральных закона, которые затрагивают все стороны социально-экономического и культурного развития аборигенов России:

– 30 апреля 1999 г. выходит Федеральный закон N 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации»[2];

– 20 июля 2000 г. появляется Федеральный закон N 104-ФЗ «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации»[3];

– 7 мая 2001 г. появляется Федеральный закон № 49-ФЗ «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации»[4].

Отдельные нормы в сфере обеспечения прав коренных народов отмечены в Налоговом, Лесном, Земельном, Водном и других Федеральных законах Российской Федерации.

Территории Традиционного природопользования (далее – ТТП) играют важнейшую роль в жизни коренных этносов любого региона России. Впервые речь о ТТП была озвучена 27 ноября 1989 г. после выхода в свет постановления Верховного Совета СССР «О неотложных мерах экологического оздоровления страны»[5] В постановлении отмечалось, что в стране сложилась тревожная, а местами кризисная экологическая обстановка. Этот факт послужил причиной, что Верховный Совет страны дал право краевым исполкомам на отчуждение территорий под традиционное природопользование коренным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока. Этим правом тут же воспользовалась администрация Хабаровского края, которая тут же в конце 1989–1990 гг.подготовила необходимые документы по определению и закреплению ТТП за аборигенами края. И уже в 1990 году за хунгарийскими орочами была закреплена Гурская ТТП. За орочами Ванинского района были закреплены Хутинская (площадью 772,6 тыс. га), Прибрежная (170 тыс. га), Акурская (35 тыс. га), Кенадская (105 тыс. га) и Тумнинская (369 тыс. га) территории традиционного природопользования. Получили свои ТТП нанайцы, ульчи, негидальцы, анюйские и хорские удэгейцы и др. КМНС Хабаровского края[6].

Несколько по иному складывалась ситуация по закреплению ТТП за аборигенами в Приморском крае. Здесь, первые лица края – председатель Приморского крайисполкома В.Ф. Луценко и его компания во главе с генеральным директором «Приморсклеспрома» Э.Ф. Грабовским решили создать СП «Светлую» с Южно-корейской фирмой «Хендей» по вырубке лесов в бассейне Самарги. Удэгейцы из с. Агзу категорически выступили против рубок леса в бассейне Самарги.

5 апреля 1989 г. на 11 сессии 20 созыва в присутствии представителей из Госплана РСФСР, Минлеспрома СССР, Госкомлеса СССР, Института «Гипролестранса» и др. ведомств председатель Удэгейского сельского Совета Аркадий Каза сделал официальное предупреждение, что удэгейские охотники выступят с огнестрельным оружием против лесорубов, если в бассейне Самарги начнутся рубки леса. Решительное выступление удэгейцев продолжить борьбу за сохранение охотопромысловых угодий в бассейне Самарги с оружием в руках, получило огласку в печати[7], об этом стало известно за пределами края и СССР. Это заставило руководителей Приморского крайисполкома на время приостановить заготовки делового леса в бассейне Самарги.

В конечном итоге В.Ф. Луценко, отбыв на посту председателя Приморского крайисполкома 5 лет, освободил свою должность, которую в 1991 г. занял кандидат экономических наук В.С. Кузнецов. Он быстро нашел общий язык с Генеральным директором ТПО «Приморсклеспрома» Э.Ф. Грабовским и активно включился в его лесозаготовительные планы.

На одном из представительных заседаний крайисполкома, где речь шла о закреплении ТТП за самаргинскими и бикинскими удэгейцами, В.С. Кузнецов официально заявил, что «Нет такого закона», на который можно было бы сослаться при закреплении ТТП за сельскими Советами национальных селений и местными Госпромхозами[8].

Эти перипетии, связанные с закреплением ТТП в Хабаровском и Приморском краях нашли отражение в одной из газет Приморского края, в которой повествуется, как первые лица края добивались продолжения рубок леса на ТТП самаргинских и бикинских удэгейцев[9].

В 2001 году, наконец-то, ТАКОЙ ЗАКОН появился!

В федеральном законе № 49-ФЗ от 07.05.2001 о «Территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации»[10] традиционное природопользование рассматривается как особая деятельность, способствующая выживанию коренного населения.

В статье 3 «Отношения, регулируемые настоящим Федеральным законом» черным по белому сказано, что «Настоящий Федеральный закон регулирует отношения в области образования, охраны и использования территорий традиционного природопользования для ведения на этих территориях традиционного природопользования и традиционного образа жизни лицам, относящимися к малочисленным народам, и общинам малочисленных народов, а также лицам, не относящимися к малочисленным народам, но постоянно проживающими в местах их традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности, ведущими такие же, как и малочисленные народы, традиционное природопользование и традиционный образ жизни, в порядке, установленном законами субъектов Российской Федерации»[11].

Нет особой надобности, перечислять все статьи этого закона, ибо они направлены только на удовлетворение разносторонних потребностей аборигенного населения Российской Федерации. Однако есть необходимость озвучить главу V из этого Закона – «Ответственность за нарушение настоящего Федерального Закона». В 17-й статье этой главы говорится, что «Лица, нарушающие настоящий Федеральный закон, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации». А в заключительной части Шестой главы во второй статье этого Закона особо отмечается: «Президенту Российской Федерации и Правительству Российской Федерации привести свои нормативные правовые акты в соответствие с настоящим законом».

(Подпись: Президент Российской Федерации В. Путин.

Москва, Кремль, 7 мая 2001 года № 49-ФЗ).

Со дня принятия нежелательного для краевых властей и крупных лесозаготовительных компаний Закона № 49-ФЗ прошло 20 лет. Однако по неизвестным нам причинам, ТТП за аборигенами края так и не закреплены, поэтому и лесорубы, и рыбодобывающие компании, и другие предприниматели в Приморском крае чувствуют себя в полной безопасности и не боятся Государственного Ока закона.

Правда в последнее время в интернете появилось декларативное сообщение, что Закон № 49-ФЗ «О ТТП…», принятый еще в 2001 г., действует, о чем и свидетельствует дата его актуализации: 01. 02. 2020[12]. Да он действует, но только не в Приморском крае. Ибо здесь этот закон краевые органы власти и руководители хозяйственных структур проигнорировали.

Для формирования системы приоритетов деятельности органов государственной власти, при решении вопросов социально-экономического и культурного развития коренных народов, Правительством Российской Федерации была принята даже «Концепция устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации», утвержденная Распоряжением Правительства Российской Федерации от 04 февраля 2009 г. № 132-р и подписанная В.В. Путиным (далее – Концепция)[13]. Срок реализации этой Концепции рассчитан до 2025 года.

Эта Концепция в настоящее время является основным документом, на основе которого ДОЛЖНА осуществляться работа по сохранению и поддержке традиционного образа жизни и хозяйственной деятельности аборигенного населения страны. Есть опасение, что эту Концепцию постигнет та же участь, что и Федеральные законы № 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» и № 104-ФЗ «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации», потому что эти законы носят чисто декларативный характер, ничего и ничем не обязывающие руководителей хозяйственных структур и органов власти. Эти законы просто упоминается с высоких трибун, когда надо говорить об аборигенах или когда местные органы власти у государства выпрашивают средства на развитие КМНС края, а об эффективности Федерального закона № 49-ФЗ «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации», будем надеяться, позаботятся соответствующие правовые органы страны.


3. Основной традиционный вид хозяйственной деятельности КМНС Приморского края – добыча водных биологических ресурсов


Основным источником, обеспечивающим жизнедеятельность КМНС края, являются традиционные виды хозяйственной деятельности – рыболовство, охота, таежное собирательство, народные промыслы и ремесла, позволяющие сохранять традиционный, самобытный уклад жизни.

Наиболее важной хозяйственной деятельностью у всех КМНС Приморского края является рыболовство в реках и море.

У аборигенов Приморского края существует более 15 национальных общин, численность населения которых составляет 1429 человек. На каждого человека по квотам, разработанным чиновниками РОСРЫБОЛОВСТВА администрации и Приморского края, определяется добыча рыбы разных пород в объеме 155 кг на человека. В этот объем входят анадромные виды рыб – горбуша 50 кг и кета 40 кг. В эти квоты приморские руководители не включили ни одного килограмма морского краба, креветки, гребешка и других ценных пород водных биологических ресурсов, во множестве имеющихся по побережью заливов Японского моря, где обитают тазы, гольды (нанайцы) и самаргинские удэгейцы. Оказывается мякоть краба, как считают хозяйственники, – это не традиционная пища аборигенов, живущих по берегам моря, по крайней мере, более 2-х тысяч лет, а вот для Российских заготовителей, с украинским и иным акцентом, видимо краб, кальмар, креветка, гребешок и др. стали традиционным сырьем.

На тему заготовок краба в море Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН (далее ИИАЭ ДВО РАН) неоднократно давал разъяснения администрации Камчатской области, Амурской бассейновой природоохранной прокуратуре, администрациям национальных сельских поселений КМНС Приморья, что мякотью краба и гребешка аборигены Приморского края лакомились еще в эпоху Янковской культуры, известной под названием культуры «РАКОВИННЫХ КУЧ».

В конце второго — начале первого тысячелетия до н. э. на побережье Японского моря распространилась своеобразная культура раковинных куч, именуемая «янковской» (Окладников, Деревянко, 1973). Самые многочисленные местонахождения раковин морских моллюсков в Приморье обнаружены на берегах Амурского и Уссурийского заливов. Анализ состава раковинных куч свидетельствует, что излюбленной пищей обитателей прибрежных районов Камчатки, Сахалина, Курильских островов, Приморья, Корейского полуострова и Японских островов были Камчатскийкраб (Paralithodes camtschatica) мидия (Crenomytilus grayanus), устрица (Crassostrea gigas), гребешки, трепанг и многочисленные рыбы, заходящие в реки для размножения.

В пояснениях о добыче краба, в письмах ИИИАЭ ДВО РАН дается разъяснение об использовании морских биоресурсов в настоящее время. «То, что удэгейцы, тазы и орочи в прошлом занимались промыслом морских биоресурсов только для обеспечения пищей своих семей не исключает того, что в наши дни при изменении экономических и культурных реалий аборигены края по закону имеют право на добычу водных биоресурсов как индивидуальными, так и общинными хозяйствами. Такое использование водных биоресурсов полностью вписывается в традиции коренных малочисленных народов Севера, потому что традиционная культура – это не экзотика и закостенелые элементы древних форм культурного наследия, а представляет сохранение и использование накопленного предками жизненного опыта и его развитие потомками во времени и пространстве. Именно об этом и говорится в пункте 2 статьи 1 Закона «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» (См. разъяснения к этому закону)[14]. Трудно согласиться, что здравомыслящий человек эту истину не понимает…

Исходя из материалов Председателя Союза КМНС Приморского края В.В. Андрейцева, нам известно, если физическим лицам хоть как-то выделяются квоты на добычу водных биоресурсов (далее – ВБР), а вот на нужды социально-экономического и культурного развития самих Общин КМНС Приморья хозяйственники и администрация края не выделяют ни краба, ни единого килограмма анадромных видов рыб, которые составляют основу традиционного рыболовства[15].

Следует сказать, что выделенные краевыми органами квоты на добычу ВБР рядовым аборигенам края, это еще не означает, что эту квоту (155 кг) абориген выловит в реке или в море, потому что существует ряд оговорок, кто и где может добывать рыбу.

По поводу современных рыболовных квот для аборигенов края мы находим информацию у председателя Союза КМН Приморского края В.В. Андрейцева, который пишет: «Квоты, предоставляемые Общинам КМНС ограничены (рассчитаны – А.С.) лишь на питание, ни о каком социально-экономическом развитии Общинам думать не приходится. И все те члены анадромной комиссии, которые голосуют за мизерные объемы рыбы для коренных малочисленных народов и их объединений преследуют цель, лишь бы аборигены с голоду не померли»[16].

В то время, когда на нужды социально-экономического и культурного развития Общин КМНС Приморская администрация РОСРЫБОЛОВСТВА не выделяет добычу ВБР, коммерческим рыболовным компаниям отводятся не килограммы, а сотни тон водных биоресурсов. Так, например, Обществу с ограниченной ответственностью «Тройка» (далее – ООО «Тройка») в горбушевый год[17] в среднем выделяется порядка 1200 тонн горбуши, а для всего аборигенного населения Приморского края по разработанным квотам краевыми «специалистами» выделено на душу 50 кг горбуши. Если общее количество аборигенов (согласно переписи) умножить на 50 кг., то мы получим конечный результат в 71450 кг. А если 1200 тон разделить на 71450 кг, то мы получим результат в 16,7 раз меньший, чем получила только одна коммерческая структура ООО «Тройка».

Очень хотелось бы знать, по каким таким законам РФ и за какие заслуги коммерческая структура ООО «Тройка» получила право добывать рыбу в местах традиционного проживания аборигенов края в ущерб коренным малочисленным народам Приморского края и их объединениям, предки которых испокон веков проживали здесь и на этих территориях осуществляли свою деятельность?


4. Охота и охотничье хозяйство КМНС Приморского края


В соответствии с Федеральным Законом об организации охоты, представители аборигенного населения лишились права на бесплатную добычу диких животных, так как представители Управления по охране, контролю и регулированию животного мира при администрации Приморского края отказываются ставить штамп в билет охотника Федерального образца, предусмотренный ст. 19 настоящего закона. Данная проблема не решена до настоящего времени.

Всё охотопромысловое население аборигенных селений входит в состав тех или иных национальных общин, но не за всеми общинами закреплены охотничьи угодья, потому что у КМНС Приморского края нет своих закрепленных ТТП, рассчитанных на ведение той или иной хозяйственной деятельности.

Официальные охотничьи угодья имеются только в таких общинах: Чин Сан (с. Михайловка, Ольгинский район); Удэге (с. Санчихеза и Дальний Кут, Красноармейский район); Агзу (с. Агзу, Тернейский район).

До образования туристического предприятия парка «Бикин» (с. Красный Яр) ТТП в бассейне Бикина принадлежали общине «Тигр». С образованием парка «Бикин» территории автоматически перешли под контроль парка[18], из-за чего между удэгейцами стали возникать разногласия, потому что на этих территориях преимущественно стали охотится только те аборигены, которые работают в национальном парке. Другая часть этноса, хотя и охотится на этой территории, но их участки обесценены рубками леса.

Цены на пушнину низкие. Если в годы советской власти цена шкурки соболя оценивалась где-то в 50-70 рублей, то в охотопромысловый сезон 2020 года сдаточная цена соболя составляла от 500 до1500 рублей, а в 2021 году шкурки принимались по 2000-3000 рублей. Если учесть, что покупательная способность советского рубля по сравнению с современной рублевой монетой составляет в 200-300 раз больше, то все рассуждения о большом заработке современного охотника излишни.

На территории парка «Бикин» хотя бы частично осуществляется охотничий промысел, а на территориях национальных парков «Удэгейская Легенда» (Красноармейский район) и «Зов тигра» (Лазовский район) аборигенам края охота, рыболовство и собирательство вообще запрещаются.


5. Деятельность национальных парков «Зов тигра», «Удэгейская легенда» и «Бикин» и их роль в развитии и сохранении традиционной культуры КМНС Приморского края


Федеральное Государственное бюджетное учреждение. «Зов Ти́гра» национальный парк России, образованный 2 июня 2007 года в целях сохранения и восстановления природных комплексов и объектов, историко-культурных объектов, экологического просвещения населения, разработки и внедрения научных методов охраны природы, осуществления экологического мониторинга, создания условий для регулируемого туризма и отдыха, Площадь парка «Зов тигра» имеет 82152 га[19].

На просторах национального парка «Зов тигра» отсутствуют населенные пункты, поэтому в этом парке нет ни одного аборигена края[20]. Поэтому деятельность этого парка, по нашему мнению, соответствует своим целям и поставленным задачам и никакого отношения к культуре аборигенов края не имеет.

Другое Федеральное Государственное бюджетное учреждение «Удэгейская легенда» – национальный парк России, образованный 9 июня 2007 г. Администрация парка «Удэгейская легенда» находится в с. Рощино Красноармейского района. Этот парк имеет статус особо охраняемой природной территории федерального значения. В пограничную зону Парка входит часть бассейна реки Большая Уссурка в ее среднем течении, низовья реки Арму и нижняя часть долины р. Перевальная. Общая площадь Национального парка по данным лесоустройства 2009 года 103,744 тыс.га. Основные направления деятельности парка: охрана, наука, экологическое просвещение, экологический туризм. Красивые ландшафты, богатый растительный и животный мир, возможность отдохнуть в первозданной тишине – всё это привлекает ученых-исследователей, туристов, фотографов и просто любителей природы[21]. К сожалению, в целях и задачах этого парка не отмечаются проблемы сохранения и развития традиционной культуры иманских удэгейцев, хотя в границы территории парка полностью входят ИСКОННЫЕ ТТП иманских удэгейцев с их хозяйственными и религиозными местами и природными атрибутами. По этой причине Иманские удэгейцы из общин «Буа хони», «Удэге» и «Тайга» имеют полное право от администрации национального парка «Удэгейская легенда» требовать компенсацию за использование национального бренда и реликтовых мест, принадлежащих удэгейцам Красноармейского района за все годы существования этого парка.

Теперь заостряем особое внимание на деятельности такой аборигенной структуры как «Национальный парк Бикин», созданный при активной поддержке ИИАЭ ДВО РАН. Сотрудники ИИАЭ ДВО РАН не собирались устраивать кормушку для особо одаренных русских представителей и их помощников, чтобы они использовали этот парк в своих интересах.

Так вот этот парк «БИКИН», руководимый людьми далеко не коренной национальности, имеют такие месячные заработки, которые АКАДЕМИКАМ не снились (см. график):



Информация за 2020 календарный год о среднемесячной заработной плате директора, заместителей и главного бухгалтера.

Информация за 2020 календарный год о среднемесячной заработной плате директора, заместителей и главного бухгалтера.

ФИО

Наименование должности

Среднемесячная плата, руб.

1

Кудрявцев Алексей Викторович

Директор ФГБУ «Национальный парк «Бикин»

113 622,27

2

Загрутдинов Андрей Азатович

Заместитель директора по охране территории

59 260, 54

3

Кукченко Екатерина Владимировна (Она удэгейка)

Заместитель директора по традиционному природопользованию

12 523,68

4

Попова Надежда Валерьевна

Заместитель директора по общим вопросам

отпуск по уходу за ребёнком

5

Авраменко Юрий Юрьевич

Заместитель директора по общим вопросам

58 806, 65

6

Гульбаташвили Ирина Анатольевна

Главный бухгалтер

53 628,15


В это же самое время месячный доход аборигенов края, числившихся и работавших в парке в должности «специалист», соответствует цифрам от 2000 до 12 000 рублей в месяц. Зарплата гос. инспекторов, увеличенная в последние месяцы 2021 г., достигала 23000–25000 руб. На такие зарплаты удэгейцы должны были содержать себя и свои семьи. В парке до 2021 года работал даже научный сотрудник, который обеспечивал научную работу в области культурного наследия аборигенов края. Эта неординарная должностная ставка оплачивалась в месяц 5000, потом выросла до 8000 руб.[22]


В прошлом 24 охотничьих участка занимал Госпромхоз «Пожарский».

В настоящее время эту площадь занимает парк «Бикин». Здесь не преследуется цель развития и сохранения традиций этносов. Эта территория в основном используется только под современные туристические нужды, полностью игнорирующие традиции этносов.

При этом, следует особо отметить, что государственная структура в лице парка «Бикин», пришедшая на традиционные территории удэгейцев и сместившая с ТТП общину КМНС «Тигр», ранее управлявшую территориями, не учитывает традиционные знания людей, опыт и навыки аборигенов края. Устройство на работу в парк полностью зависит только от уровня образования, а опыт охотника, знающего территорию как свой дом, при распределении должностей и зарплат не учитываются.



Когда создавался парк «Бикин», планировалось, что туризм будет своеобразным дополнением промышленного комплекса, организованного на ТТП бикинских удэгейцев. Предполагалось, что здесь будет построен Удэгейский этнографический комплекс – «Музей под открытым небом», что основная часть аборигенов района будет заниматься традиционными видами деятельности, как и при госпромхозе Пожарском, а другая часть, хорошо знающая обряды и обычаи этносов, обеспечат функционирование музея. Однако музея под открытым небом не получилось, зато мы получили чисто туристическое предприятие[23], по своей деятельности ничем не отличающееся от любого Российского учреждения с той лишь разницей, что во вновь созданном предприятии в качестве брендовой рекламы[24] используются коренные малочисленные этносы Российской Федерации и их уникальные традиции и культура. Как и любые туристические предприятия России национальный парк «Бикин» занимается обеспечением туристов комфортом, досугом, питанием и развлечениями, что и нашло отражение в кадровой структуре парка[25].

Вся деятельность парка, включая сюда и обязанности лесхозов, выдается за традиционную культуру аборигенов Пожарского района. Вот только в официальных отчетах этой организации нет ни единого слова об охоте, добыче рыбы, традиционном собирательстве и т.д., потому что эти виды деятельности в обязанности парка не входят, а отсюда и разные проблемы, что большая часть аборигенов Бикина не может согласиться ни с туристической политикой дирекции парка, ни с Советом КМНС, созданным для координации решений дирекции и взаимодействия коренных народов региона с учреждением.

Хотя этот Совет и призван решать проблемы аборигенов, проживающих в селениях Красный Яр, Олон, Соболином, Ясеневом и др. местах Пожарского района, но свои обязанности не выполняет. За всё время его существования в Парке не было ни одних легитимных выборов, в которых принимали бы участие жители всего села, а не только отдельные категории граждан, состоящие в штате парка.

По мнению специалистов, здесь существует психологический фактор, обусловленный конфликтом жителей села, разделенных на тех, кто работает в парке, промыслами не занимается, но безукоризненно выполняет поручения дирекции парка; и на тех, кто не работает в парке, но хотел бы заниматься промыслами. Те, кто в парке не работают, как правило, территорию офиса не посещают и ничего не знают, что делается на этом предприятии.

Руководитель парка А.В. Кудрявцев, зная это, общие собрания проводит не в сельском клубе, а на территории офиса. Никакой информации о деятельности парка для аборигенов Красного Яра и Олон не представляется. В настоящее время в парке «Бикин» созданы такие условия, когда добиться защиты своих прав удэгейцы не могут. Они могут только выполнять указания директора, молчать и радоваться тому, что им дают. Кстати сказать, контроль за исполнением своих приказов, А.В. Кудрявцев возлагает только на себя. Таким образом, большинство удэгейцев, сохранивших эту территорию, могут претендовать только на низкооплачиваемую зарплату «специалиста». По всей вероятности, рядовые удэгейцы и нанайцы селения Красного Яра в этом парке являются только прикрытием для руководителей парка «Бикин», устроивших для себя комфортные условия жизни за счет государственного и фондового финансирования.

Естественно, не эту цель преследовали сотрудники Института истории, когда в 2014 г. разрабатывали и делали «Социально–экономическое обоснование национального парка «Бикин»[26], чтобы этот парк в будущем противодействовал традиционным промыслам удэгейцам в местах их хозяйственной деятельности.


6. Бытовые, социальные и хозяйственные проблемы аборигенов края


В одном из писем председателя Союза Коренных малочисленных народов Приморского края В.В. Андрейцева к уполномоченному по правам человека в Приморском крае Ю.Б. Мельникову в краткой и доступной форме изложена одна из бытовых проблем, связанная с капитальным ремонтом жилых помещений, плохим обеспечением медицинского обслуживания и обеспечения самаргинских удэгейцев дровами.

В письме Андрейцева отмечен примечательный факт, не характерный для аборигенов – это воровство дров из сарая сельского ФАПа.

Люди доведены до такой степени отчаяния, что в ущерб своим воззрениям, стали воровать дрова, а ведь всего несколько лет тому назад, когда этнографы ИИАЭ ДВО РАН находились в с. Агзу и работали с удэгейцами, то перед каждым домом имелись огромные поленницы нарубленных дров и никто дрова не воровал.

В чем причина этого воровства?

Основная причина этого уникального явления была изложена 15 февраля 2021 г. председателем КМНС Приморского края В.В. Андрейцевым в открытом письме президенту России В.В. Путину[27]. Оказывается, даже в окрестностях сельских поселений, где проживают КМНС края, повсеместно выпиливается лес, а лесных угодий для заготовки дров аборигенам местные органы власти не выделяют.

Это Письмо к В.В. Путину по понятным причинам не попало, но о подобной проблеме он уже знал, когда был в Дальневосточном Федеральном округе во время своей рабочей поездки в 2018 г. Именно тогда Путин неожиданно поручил органам власти регионов ДФО принять меры по предоставлению гражданам вблизи мест их проживания лесных участков для заготовки дров в целях отопления. Срок исполнения поручения – до 31 января 2018 года[28].

Возможно, В.В. Путин стал вникать в дровяное дело после ознакомления с информацией корреспондента ТАСС 1 декабря 2017 года, изложенной в интернете. «В Приморском крае проблема заготовки дров для населения поднимается из года в год. Главная причина – лесные территории возле сел арендуют частные лица и организации, из-за чего за дровами нужно отправляться в тайгу за десятки и даже сотни километров. Это заставляет власти задуматься о создании собственной региональной программы по обеспечению населения этим видом топлива»[29].

Исходя из того, что В. Путин поручал решить дровяную проблему еще в январе 2018 г., а В.В. Андрейцев с этой же проблемой пытался пробиться к Путину в 2021 г., то нетрудно догадаться, что знаменитый «Воз» из басни Крылова, «и ныне там».

Как это ни странно, но неужели в эти бытовые и хозяйственные проблемы КМНС Приморья должен вмешиваться даже сам президент России, в то время когда в Приморье аборигенные ТТП вырубаются различными лесозаготовительными компаниями?

Проблема вырубки лесов в Приморье возникла особо остро ещё в годы советской власти и начальный этап постсоветского периода, когда в 1980-е – начале 1990-х годов охотничье хозяйство самаргинских и бикинских аборигенов столкнулось с большими трудностями, поскольку в районах их обитания активно велись промышленные лесозаготовки для республики Куба[30], потом на этой же Самарге под руководством ТПО «Приморсклеспром» был разработан проект создания совместного предприятия «Светлая» по заготовке и переработке леса с южнокорейской фирмой «Хендэ». По ТЭО этого проекта предполагалось на территории северной части Тернейского района в бассейне р. Светлая и восточной части Пожарского районов Приморского края площадью 493,3 тыс. га, в т.ч. 272,6 тыс. га в таежных угодьях Пожарского района – в верховьях Бикина, где охотничьим промыслом занимались бикинские удэгейцы создать лесодыбывающее предприятие, срок действия которого рассчитывалось на 30 лет. Ежегодный объем заготовки древесины должен был достигать 1 млн. куб. метров; 98 % древесины предполагалось реализовать за рубежом[31].

Практика вырубки лесов на экспорт продолжается до сих пор, и может быть в больших объемах, чем предполагалось в конце 1980-х – начале 1990-х годов. Ныне в Тернейском районе основным заготовителем древесины является ООО Тернейлес. В Красноармейском районе заготовками леса занимается структурное подразделение ООО Тернейлеса Рощинское отделение КЛПХ. В Ольгинском районе заготовкой леса, в основном кедра и липы, занимается 13 компаний – ООО «Дальмортур», ООО «Диморфанд», ООО «Альтаир», ООО «Восток-лес», ООО «Импульс», ООО «Мако», ООО «Фортуна», ЗАО «Лесной Терминал», Индивидуальное Предприятие (щдалее - ИП) «Баринов», ООО «Луч», ООО «Русский Лес», ООО «Дубрава», ИП «Лаевский». По Лазовскому району информации нет. В Пожарском районе заготовкой леса занимается тоже структурное подразделение ООО «Тернейлеса» – Рощинское КЛПХ[32].

Казалось бы, что при наличии многочисленных лесодобывающих предприятий в национальных селениях вообще не может быть проблем с отоплением жилых помещений и т.д. Однако это далеко не так.

По всей вероятности ни рекомендации, ни законы, подписанные В. Путиным, силы в Приморье не имеют, иначе как объяснить существующее положение дел в крае, когда на черный рынок уходят миллионы кубометров древесины, а снабдить немощных стариков дровами нет возможности.

Анализ Природной охранной организации WWF России, исходя из данных по легальным и нелегальным лесозаготовкам, приводит к выводу, что реальный объем древесины, ежегодно вырубающийся в крае, доходит до 5,5 млн. куб. метров. В стоимостном выражении нелегальной оборот древесины в Приморье достигает в год 150 млн. долларов по оценкам внутреннего рынка или 300 млн. долларов по оценкам внешнего, что сопоставимо с годовым бюджетом всего края[33].

Одним словом – дожились! Жить в тайге и не иметь даже дров! В данном случае какие-либо комментарии по этому феномену излишни.

В последние годы WWF России стало делать ставку на общественных лесных инспекторов. С этой целью в октябре 2021 г. во Владивостоке создан корпус общественных лесных инспекторов, в котором числится 13 приморских активистов, среди которых пчеловоды, сотрудники охотничьих хозяйств и некоммерческих организаций. Они вошли в состав первой группы, подготовленной для предотвращения нарушений в лесах Приморья[34]. Конечно, это дело хорошее, но, на взгляд рецензента, в условиях игнорирования государственных Законов, постановлений, указов и др. юридических актов – это дело Бесперспективное.


Вместо заключения – общие итоги социально-экономического и культурного развития КМНС Приморского края


1) Известная и доказанная учеными история аборигенов Приморского края, насчитывает около 2-х тысяч лет. Удэгейцы, нанайцы (гольды)и тазы – это этнические осколки государства «Золотая империя», образованного еще в 1115 году и павшего под ударами монголов в 1234 г. Этим этносам идти некуда, это их историческая Родина. И они имеют полное законное права жить на этой территории и довольствоваться теми благами, сохранение которых обусловлено их обычаями и традициями.

2) Руководители Приморского края в целях ликвидации разногласий между Общинами КМНС и Администрациями районов и края обязаны соблюдать и выполнить Федеральные законы № 82-ФЗ от 30 апреля 1999 г. «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации»; Федеральный Закон № 104-ФЗ от20 июля 2000 г. «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» и Федеральный Закон № 49-ФЗ от 7 мая 2001 г. «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации». Выполнение этих законов в практической жизни будет свидетельствовать, что Российское государство издает законы о КМНС не в целях деклараций, а с целью сохранения и развития уникальной культуры аборигенных этносов.

3) Закрепить Территории Традиционного природопользование за каждой национальной общиной КМНС Приморского края. Разрешить Общинам добывать ВБР для социально-экономического и культурного развития. Официально разрешить общинам добычу морского краба.

4) Обеспечить всех охотников промысловыми участками и дать возможность им самим решать свою судьбу.

5) Пересмотреть деятельность национального парка «Бикин» и направить его деятельность не только на туризм, но и на сохранение и развитие традиционной культуры всех КМНС Пожарского района. А для этой цели на территории парка следует организовать промышленные учреждения, подобные тем, которые существовали в годы существования ГПХ «Пожарского». Пересмотреть финансирование и заработные платы руководителей парка «Бикин» и работников парка.

6) Обратить внимание на работу национального парка «Удэгейская легенда» и почему в этой организации не задействована политика сохранения и развития традиционной культуры иманских удэгейцев.

7) Заставить хозяйственные и краевые органы власти исполнять Российское законодательство и обязать БЕСПЛАТНО обеспечивать топливом немощных престарелых людей и инвалидов топливом, лекарствами, обеспечить ремонт жилья и общественных помещений.

8) В связи с тем, что в интернете появилась фраза, что Закон № 49-ФЗ «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации», принятый еще в 2001 году, действует, следует ожидать, что первые лица Приморского края официально объявят, что за коренными малочисленными народами края наконец-то закрепили ТТП в районах их проживания.

Эта информация должна прозвучать не только в печати, но по радио и телевидению. А если это сделано не будет, то Председателю КМНС Приморского края В.В. Андрейцеву, очевидно, надо не писать, а по настоящему обращаться с этой проблемой к гаранту Российского законодательства Президенту России.

[1] Гольды – это старое название нанайцев. [2] Федеральный закон от 30.04.1999 N 82-ФЗ О гарантиях прав коренных... ppt.ru›docs/fz/82-fz-35339 [3] 104-ФЗ Об общих принципах организации общин коренных малочисленных... legalacts.ru›doc/federalnyi-zakon-... [4] Федеральный закон Российской Федерации от 7 мая 2001 года № 49-ФЗ «... continent-online.com›Document/?doc... [5] Постановление ВС СССР от 27.11.1989 libussr.ru›doc_ussr/usr_16045.htm [6] Документальные материалы А.Ф. Старцева, хранящиеся в личном архиве автора [7] Старцев А. Мы будем защищать свою тайгу с оружием в руках, заявили удэгейцы села Агзу // Тихоокеанский комсомолец, 1990, 6 января. С. 6. [8] Старцев А. «Нет такого закона», – ответил удэгейцам Приморский крайисполком, в Хабаровском крае за коренными народностями закреплены территории традиционных промыслов // Тихоокеанский комсомолец, 1990, 14 июля. С.7. [9] Старцев А. Тайга по дешевке: Кому выгодно советско-корейское предприятие по переработке леса? // Тихоокеанский комсомолец. 1990, 11 августа. С. 5. [10] Федеральный Закон от 07.05.2001 № 49-ФЗ «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации (принят ГД ФС РФ 04.04. 2001). [11] Федеральный Закон от 07.05.2001 № 49-ФЗ [12] Скачать Концепция устойчивого развития коренных малочисленных... docplan.ru›Index2/1/4293744/429374... [13] Скачать Концепция устойчивого развития коренных малочисленных... docplan.ru›Index2/1/4293744/429374...качать Концепция устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации [14] Комментарий к Федеральному закону о гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации. М., 1999. С.21–22. (Объем комментарий 153 с.). [15] Из письма В.В. Андрейцева от 30 января 2022 года (время 17-47) А.Ф. Старцеву. [16] Открытое письмо президенту РФ. [17] Горбушевые годы – это четные годы, например, 2018, 2020, 2022 годы. В эти годы массово подходит горбуша. [18] Смотри нижеприведенные карты ТТП бассейна Бикина. [19] Зов тигра (национальный парк) — Википедия. ru.wikipedia.org›wiki/Зов_тигра_(н... [20] Национальный парк Зов тигра с маршрутами на ПоискПути poiskputi.ru›oopt/127/nacionalnyy_... [21]Национальный парк «Удэгейская легенда» в Красноармейском р-н,... domotdiha.ru›ru/primorskiy/krasnoa... [22] Официальное Письмо А.Ф. Старцеву от Оксаны Звиденной (29 января 2022 г.), связанное с запросом официальных правительственных органов, направленных директору ИИАЭ ДВО РАН, член. кор. РАН Н.Н. Крадину, [23]Саак А.Э., Пшеничных Ю.А. Маркетинг в социально-культурном сервисе и туризме. СПб.: Изд-во «Питер», 2007. С. 22.; ИНДУСТРИЯ ТУРИЗМА И ЕЕ СТРУКТУРА - Маркетинг в туризме studref.com›648409/turizm/industri... [24] Брендовая реклама | Advertising Media Group azsreklama.com›ru/news/brendovaya-... [25]1) Отдел по научной работе; 2) Сектор по работе со СМИ; 3) Руководство; 4) Отдел организационно-правовой и кадровой работы; 5) Отдел бухгалтерского отчета, экономического анализа и планирования; 6) Отдел охраны территории национального парка; 7) Отдел лесного хозяйства; 8) Оперативный отдел; 9) Отдел развития туризма; 10) Отдел экологического просвещения; 11) Отдел по обеспечению основной деятельности. [26] Полный научный отчет. Материалы к коллективной работе «Социально–экономическое обоснование национального парка «Бикин» . Владивосток, 2014. 150 л. // Личный архив А.Ф. Старцева. [27] Открытое письмо президенту РФ [28] Как сельские жители на Дальнем Востоке решают проблему нехватки... news.rambler.ru›other/38566406-kak... [29]Как сельские жители на Дальнем Востоке решают проблему нехватки... news.rambler.ru›other/38566406-kak... [30] Старцев А.Ф. Современная проблема сохранения и закрепления территории Традиционного природопользования за аборигенами Приморского края (хроника одной кампании) // Этнос и природная среда. Владивосток, 1997. С.143–150. [31] Старцев А.Ф. Современные проблемы сохранения и закрепления территории традиционного природопользования за аборигенами Приморского края (хроника одно компании) // этнос и природная среда. Владивосток, 1997. С. 145. (Объем статьи с. 143-150) [32] Письмо А. Старцеву от Председателя КМНС Приморского края 31января 2022 г. (время 16-35) [33] Анализ лесопользования в Приморском крае : Доклад : Экология. stud-baza.ru›analiz-lesopolzovaniy... [34] WWF России lesprominform.ru›news.html?tag=147

2 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Устав